Депутат парламента Новороссии Елена Чертова: «Главное, чего мы хотим – это закончить бессмысленную, кровавую войну» - Саратов Сегодня
18+ 8 Декабря 2022, Четверг, 14:47
Доврались, наконец, до правды
Леонид Шебаршин
Политика Общество Интервью Культура и наука Слухи Прохиндиада Выборы Прямая речь Ракурс Он-лайн Фото Видео Архив

Депутат парламента Новороссии Елена Чертова: «Главное, чего мы хотим – это закончить бессмысленную, кровавую войну»

09/07/2014 17:59 Несколько дней назад гуманитарный груз, собранный в Саратовской области и ХМАО, был доставлен волонтерами «Союза добровольцев России» и председателем Саратовского организованного комитета патриотических общественных организаций Анатолием Шостаком в Ростовскую область. Нашему корреспонденту, сопровождавшему груз, удалось пообщаться с депутатом парламента объединенных республик ДНР и ЛНР - Новороссии Еленой Чертовой.

- Как вышло так, что мирные протесты переросли в гражданскую войну в Украине?

- У нас в Луганске возникло протестное движение в начале марта этого года. С самого начала в нем участвовали местные депутаты, местные власти. Но вскоре высокие чины плавно ушли в сторону, оставив свой народ на произвол судьбы, по сути, бросив нас. Никто в итоге из тех, кто заявлял о некоей поддержке народа, не вернулся обратно. Они были запуганы киевскими властями, ведь депутатам было, что терять. А вот нам тогда уже было нечего.

К тому времени активизировалась работа Службы безопасности Украины (СБУ). Стали происходить аресты. Население Луганской и Донецкой областей под таким нажимом начало более активно выходить на митинги и собрания. В то время я была координатором освободительного движения и организации «Луганская гвардия». Мы собирали людей на митинги разной численности, ведь город ещё жил и не прекращал работать. Луганчан пугали, их постоянно вызывали на допросы. Бывшего народного губернатора Луганской области Александра Харитонова после первого штурма областной администрации арестовали и увезли в Киев, где он сейчас до сих пор и находится. Арестов было очень много. Забирали в основном активистов движения, но народ не прекращал выходить с плакатами, с георгиевской ленточкой, с российскими и андреевскими флагами.

Была, конечно же, небольшая часть, которая поддерживала Украину. Но они предпочитали не выделятся. Есть факт, что сами, по своей инициативе, проукраинские активисты не выходили на площади. Их организовывали через учебные заведения. В Луганске тогда ректоры университетов, поддержавшие Майдан, выводили студентов на митинги. Мы общались со студентами, с их родителями. Они нам и рассказали, что это была «принудиловка». Сами родители боялись, что две стороны так или иначе столкнутся, и запрещали своим детям ходить в университет в «митинговые» дни. Поэтому выступления за Майдан были слабые по количеству и организации. Платили ли им? Не могу сказать, обманывать не хочу. Может даже, были и те, кто искренне выступал за политику Киева. Но таких было мало.

- Присоединение Крыма как-то повлияло на настроение жителей Луганской и Донецкой области?

- Конечно. После присоединения Крыма мы были воодушевлены примером. Многие луганчане восприняли его, как второе знаковое событие (первым был спонтанный штурм администрации, когда в него вошли жители Луганской области).

Когда готовился референдум в Крыму, мы звонили туда, спрашивали, чем можем помочь. Они ответили: просто приезжайте, и помогайте нам следить за порядком, чтобы не было провокаций, которые готовили украинские власти. Наши люди ездили на поддержку народного голосования, следили за референдумом и вернулись, чтобы продолжить работу здесь, в организации сопротивления Луганской области.

На нас поездка в Крым сильно повлияла, ведь мы чувствовали поддержку крымчан и России. Наши жители, в свою очередь, с воодушевлением восприняли присоединение к России Крыма. Но я могу сказать, что отсоединяться тогда ещё от Украины большинство жителей не думали. Мы хотели только, чтобы в Киеве услышали и наше мнение, чтобы нам не навязывали чужие решения.

- Что же стало причиной референдума в ЛНР и ДНР?


- Мы сильно устали от происходящего. Того, что произошло в Украине, невозможно было представить в страшных снах. Мы поверить не могли, что начнутся военные действия.

Как я говорила, в области тогда активно работали сотрудники СБУ, которые арестовывали наших активистов. В один момент собрался народ и пошёл к зданию Службы безопасности Украины вызволять их. Там отказались выдавать незаконно арестованных людей, что привело к спонтанному конфликту. Наши ополченцы взяли под контроль здание СБУ, которое пало в тот же день. Там был создан штаб, который получил поддержку у народа Луганской области. Люди сошлись туда разные. Была постоянная угроза штурма. Люди живым щитом стояли там, не пуская никого в здание. Внутри были склады с оружием, военной формой, патронами и прочей амуницией. Ситуация зашла слишком далеко, и конфликта с киевской властью было не избежать. В результате того, что нас не хотели там слушать, а только арестовывали, мы решили взять управление Луганской и Донецкой областей в свои руки.

Через несколько дней произошел референдум. Жители Луганской и Донецкой областей высказали свое желание отделиться от Украины. Позже был подписан союзный акт Новороссии.

- Кто встал в ряды ополчения?


- Ополчение тогда состояло из простых жителей Луганска. Приходили простые парни и записывались в ополчение. Ни одного гражданина России, а, уж тем более, российского военного, там не было, как бы ни врали на украинских каналах. Народ был разный. Среди ополченцев ходил даже украинец - гражданин Германии, который вернулся жить на родину. Были там бывшие десантники, сотрудники «Беркута», бывшие военные Украины и простые жители Луганска.

Вы знаете, что на всех членов народного парламента Новороссии и освободительного движения заведены уголовные дела? Два месяца на нас составляли досье. Нас постоянно допрашивали сотрудники СБУ, первого главу нашего движения сопротивления забрали уже через неделю после спонтанного захвата здания администрации. Нас предупреждали, чтобы мы не «высовывались». Но мы из подполья вышли в полуподполье, а потом уже официально.

Во главе ЛНР встали простые жители Луганска. Например, Валерий Болотов ранее вообще не занимался политикой. Он служил в украинских войсках ВДВ, потом уволился оттуда. Но, когда произошел Майдан, он стал активистом протестного движения. В итоге, после референдума в Луганской области, народ выбрал его главой правительства.

Мы хотели мирно договориться о создании автономии, но украинские власти решили, что силой могут заставить нас молчать. Все это вылилось в военные действия.
Люди тут стоят за ту Родину, которую они хотят. Мы были против евроассоциации Украины, понимая, что все ценности, которые придут вместе с Западом, у нас приведет к разрушению. Что, впрочем, и произошло.

Народ встал против того, чтобы стирали нашу историю, против разъединения братьев-славян. Люди хотят воссоединения славянского братства, чтобы мы мирно жили вместе.

- Как вышло, что простые жители Луганской области так долго сопротивляются силам АТО?

- Все мы понимаем, что на той стороне воюют не дети. Там есть обученные солдаты, которых многие годы тренировали. Там ведется специальная подготовка под руководством специалистов ЦРУ, чтобы перевести украинскую армию на американскую систему управления. Тому есть многочисленные доказательства. Американцы поставляют армии Украины гуманитарную помощь, например, саморазогревающиеся сухпайки, которых у нас отродясь не было в войсках.

Но надо понимать, что набор на эту братоубийственную войну идет в Украине принудительный. Там матери ложатся под автобусы. Они протестуют и не хотят, чтобы их детей отправляли на войну. Они начинают понимать, что здесь их детей будут убивать, и то, что их дети будут стрелять в своих братьев.

У нас же есть человек, который был участником событий в Одессе. Он был в Доме профсоюзов и лежал там вместе со всеми трупами. Его посчитали погибшим, потому не добили. Друзья вытащили его полуживого. Только на голове у него семь швов. Сейчас он в Луганске, вместе с нами. Он приехал сюда, зная, что там его бы арестовали после больницы. Есть у нас украинцы из Днепропетровска, Харькова, Николаева. Херсона, Запорожья. Ребята приезжают к нам, и защищают Луганск, чтобы защитить эти земли от захватчиков.

Так что наша сила – это мотивация. Мы боремся не за какие-то западные ценности, мы боремся за право быть свободными от давления со стороны. Тем более, они - наши братья по крови. Ведь правильно говорят: если приказали убить брату брата, то они должны стать спиной к спине и стрелять в тех, кто приказал.

- Какие настроения у жителей Луганска на данный момент?

- Конечно, народ напуган, народ бежит от войны. Огромное количество людей выехало, и город почти опустел. На улицах почти не ездит транспорт, жители, что остались в городе, стараются не выходить. Увидеть на улице города детей – это редкость. Если раньше их голоса были слышны, то сейчас это почти невозможно. Хотя они есть, но их мало. Детские сады и школы, конечно, не работают. У нас неделю назад вывезли последний дом малютки. Там находились дети до четырех лет, дети-инвалиды и больные дети. Всех их расселили в безопасные районы Луганской народной республики. Все остальные детские учреждения эвакуированы.
Это очень страшно - находиться в Луганске. За два-три месяца город буквально опустел, как и вся Луганская область. Люди уезжают в Россию. Можно пересчитать по пальцам тех, кто уехал в Украину.

Бомбардировки нашего главного города происходят непрерывно. Даже после объявления Порошенко перемирия, самолеты летали над нами. Бои в пригородных районах шли и идут постоянно. Украина просто воспользовалась перемирием и передислоцировала свою военную технику и личный состав. Все эти слова о перемирии – пустой звук. Так было, так, скорее всего будет.

Но жизнь в городе идет. Магазины еще у нас работают. Правда, позакрывались парикмахерские, ювелирные магазины, магазины одежды, понимая, что в такое время у людей нет средств на излишества.

Мы не смотрим украинские каналы теперь. Там 99% сообщений о Новороссии - ложь. Они даже захват автобуса с детьми, которых везли в Россию, превратили в собственный пиар. Рассказывают о том, что дети нас боятся, что мы тут к ним жестоки. На самом деле, у нас есть связь с уполномоченным по правам ребёнка Павлом Астаховым, который постоянно помогает вывозить детей из боевых зон через Ростовскую область.

Был такой вопиющий случай на изваренской таможне, когда украинская армия обстреляла автобусы с детьми. Мы предупредили людей, что там небезопасная ситуация, но люди все равно поехали. Молодец водитель, который не испугался, нажал на газ и проскочил границу. Благодаря ему, никто не пострадал.

Украинской армии абсолютно все равно, кого обстреливать. После того, как был сбит самолет над Луганской областью, они вообще разбомбили целую улицу. Этим они очень походят на фашистов-карателей.

Нам страшно. Своих детей и маму я уже переправила в Россию.

- Часто ли приходит гуманитарная помощь жителям Новороссии?

- Спасибо жителям России за гуманитарную помощь, которая постоянно поступает к нам. Совсем недавно я начала вплотную заниматься поставками, и меня назначили куратором по данному вопросу. Помощь идет и через ЛНР, и через ДНР. Для меня же гуманитарная помощь из Саратовской области стала первой, которую я принимаю лично. Это также первый крупный груз, до этого были только мелкие партии.

Сейчас республики нуждаются в ней все больше и больше. Нужны продукты питания и, конечно, медикаменты. Очень нужна противогангренозная сыворотка, антишоковые препараты. На поле боя от ранений погибают люди, чтобы это предотвратить, нужно собирать полевые аптечки для врачей.

Нехватка ощущается сильно. Последний случай, когда шахту в Приволье разбомбили. Там попали под обстрел мирные жители. И одна женщина была тяжелораненая. Чтобы избежать ее гибели, ей пришлось ампутировать ногу, так как не было противогангренозной сыворотки. Как только она придет в себя, ее переправят в Россию на лечение.

- Какие у вас планы на будущее?

- В планах, конечно, создание Малороссии, которая будет с Россией. Но принуждать мы никого не хотим. Не хотим мы кого-то переделывать. Это нас хотят превратить в людей «западного образца», мы же считаем, что нужно жить так, как того хочет народ ДНР и ЛНР. Мы ни на кого не наступали, никого не захватывали. Каждый имеет право на выбор.

Но главное, чего мы хотим – это закончить бессмысленную, кровавую войну.

- Что бы вы хотели сказать россиянам?

- Я бы хотела сказать большое спасибо за то, что мы вместе. Это ощущается сильно. Мы - единокровные братья. Мы не отделяем себя от России. Поэтому огромное спасибо за поддержку, за помощь и за сочувствие. Я думаю, что враг не пройдет на наши земли. А дальше украинский народ проснется и пойдет освободительным фронтом по всей Украине.

версия для печати
Автор фотографий: Андрей Делюбко
Автор: Андрей Делюбко

Заслуживает внимания


Инициатива для безынициативныхХочешь мира — готовься к войне«Разговоры о важном» привели к НВП
30/11/2022 22:30 Заслуживает внимания Инициатива для безынициативных21/11/2022 21:54 Заслуживает внимания Хочешь мира — готовься к войне08/11/2022 18:17 Заслуживает внимания «Разговоры о важном» привели к НВП
Гулять или не гулять?В Саратовской области предложено увеличить на 60% взносы на капремонтОшибки мобилизации – больше, чем ошибки
25/10/2022 19:04 Заслуживает внимания Гулять или не гулять?18/10/2022 23:54 Заслуживает внимания В Саратовской области предложено увеличить на 60% взносы на капремонт27/09/2022 20:30 Заслуживает внимания Ошибки мобилизации – больше, чем ошибки

Все материалы

Культура и наука

«ПОДПИСАЛСЯ САМ?! – ПОДПИШИ ТОВАРИЩА!»

Ракурс


Провинциальный телеграф

ПнВтСрЧтПтСбВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Фоторепортажи

Видеорепортажи

Прямая речь

< >
< >
< >
Сетевое издание «Саратовские областные новости». Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-75741, выдано 08 мая 2019 года Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель - ООО "Креатив-С"
Юридический адрес: г. Саратов, ул. Тараса Шевченко, д. 2А.
Контактный телефон: 23-65-01.
Адрес электронной почты: saroblnews@gmail.com
Главный редактор: Шмырев Михаил Викторович