Даунсайзинг в нищемаркетах - Саратов Сегодня
18+ 4 Марта 2024, Понедельник, 19:43
Все в общем хорошо, только по отдельности все плохо
Политика Общество Интервью Культура и наука Слухи Прохиндиада Выборы Прямая речь Ракурс Он-лайн Фото Видео Архив

Даунсайзинг в нищемаркетах

08/11/2023 12:57
Эти два понятия в последнее время все больше характеризуют жизнь рядовых россиян, вопреки бодрящим цифрам Росстата. Впрочем, не все так однозначно.

Шринкфляция

Начнем с простого и вполне решаемого. Заковыристое иностранное слово даунсайзинг в переводе с немудреного английского буквально означает «снижение размера» и под этим в столь же примитивном маркетинге понимается снижение веса или объема при сохранении цены за единицу товара примерно в том же размере. Делается это для того, чтобы при удорожании товара сохранить потребительский спрос на него, пытаясь обмануть невнимательного покупателя тем, что за те же деньги он покупает товара меньше. Мера эта, как правило, временная, поскольку следом за этим цена продолжает расти. И дело не только и не столько в инфляции, но часто в жадности бизнесменов, которые производят, фасуют, продают и перепродают. По-иному этот прием еще называют шринкфляцией. Стоит ли удивляться, что этот маркетинговый ход пришел к нам в Россию с Запада.

Как утверждают маркетологи, он начал апробироваться в России примерно 10 лет назад и с 2018 года приобрел характер эпидемии. Особенно наглядно в России это заметно на примере с крупами. Привычные килограммовые упаковки сначала «похудели» до 900 грамм, а теперь до 800 грамм. Прежнюю фасовку в килограмм практически уже и не встретить. То же произошло и с молоком и растительным маслом – теперь вместо литра уже наливают в бутылки даже не 900, а 835 грамм. Нынче крайне редко встретишь 100-граммовую плитку шоколада и электорат на эту тему невесело шутил, что скоро в десятке яиц их будет девять. Кажется, не повелись на эти маркетинговые уловки только производители спиртных и табачных изделий.

Сайзинг уже не даун?

Впрочем, в этом вопросе забрезжил свет в конце тоннеля. Генпрокуратура добилась внесения изменений в «ГОСТ 8.579-2019. Межгосударственный стандарт. Государственная система обеспечения единства измерений. Требования к количеству фасованных товаров при их производстве, фасовании, продаже и импорте» на пищевые продукты и установки единых требований к их фасовке.

Эти изменения сводятся к тому, что производители основных жизненно важных продуктов питания обязаны будут соблюдать единые требования по фасовке. По новым правилам производители сливочного и подсолнечного масла, вермишели, сахара, соли, муки, риса, пшена, черного чая и иных продовольственных товаров первой необходимости, желающие заявить об их соответствии ГОСТу, должны использовать фиксированные значения количества названного товара. Так, например, крупы подлежат фасовке по 500, 1000, 2000 г, а молоко — 200, 250, 500, 1000, 2000 мл.

Надо заметить, что производителей никто не понуждает отказаться от фасовки той же гречки по 800 грамм, но при этом они будут не вправе ссылать при маркировке своей продукции на ГОСТ. Вместо него указываются так называемые ТУ (технические условия) о соответствии требованиям безопасности. При каких-то госзакупках это может иметь значение. Но часто ли рядовой покупатель обращает внимание на ГОСТ? То-то и оно, что нет. Он смотрит на вес (объем), цену, состав и внешний вид.

Торговля – двигатель прогресса

Эта расхожая фраза всегда озадачивала двумя вопросами: о каком прогрессе идет речь и, соответственно куда его двигает торговля? Как оказалось, и прогресс бывает разный, и двигаться он может в разных направлениях. Быстро перестроившаяся на новый лад советская торговля моментально исчезла совсем вместе с советской властью. Появившиеся еще в горбачевскую перестройку кооперативные магазины, так называемые «комки» (сокращенный в народе коммерческий киоск), где можно было купить если не все, то многое, были потеснены приватизированными магазинами.

Одновременно росла рыночная (в смысле – базарная) торговля. С нулевых их стали поглощать федеральные и региональные сети продовольственных магазинов. Процесс их укрупнения привел к тому, что в стране в розничном продовольственном секторе осталось ограниченное количество компаний вроде «Ашана», «Ленты», «Магнита» и X5 Retail Group. Последние две активно осваивают сегмент «магазин у дома», пожирая привычные продовольственные магазинчики шаговой доступности.


Этот монополизм во всех смыслах дорого обходится простым россиянам. Говорить о здоровой рыночной конкуренции между крупнейшими игроками рынка продовольствия не приходится. Отсюда растущие аппетиты по наценкам, невыгодные условия поставщикам и, смеем предположить, соучастие в сговоре по цене и объемам реализации.

Казалось бы, вот он прогресс торговли – вместо грязных уличных рынков и «комков с их криминальной аурой – современные торговые комплексы и продуктовые супермаркеты с непосоветски улыбающимся и приветливым персоналом, где можно практически в любое время купить все что нужно и даже с доставкой. Однако спустя время цены в них стали для населения все более чувствительными. Причина тому не только высокие наценки на товары, но и падение реальных доходов населения.

Маркеты для нищих и не только

Три-четыре года назад в стране начал расти сегмент магазинов типа «Светофор», «Чижик» и «Победа». В народе их тут же окрестили «нищемаркетами» с намеком на то, что в них закупается бедное население. Для всех остальных – «Магнит», «Пятерочка» и «Перекресток». Главные отличия этих магазинов для неимущих – отсутствие рекламных атрибутов и минимум торгового оборудования и персонала. Представители этих сетей так и заявляют, что вместо влияющих на ценообразование огромных трат на рекламу предпочитают держать цены низкими. И все же они занимаются хотя бы элементарной рекламой через СМИ и развиваются, приближаясь к «Магниту» не только по уровню сервиса.

Для кого-то сравнение цен в этих двух типах маркетов – дело увлекательное и эти кто-то давно фиксируют, что в том же «Светофоре» цены по многим позициям сопоставимы, а то и выше «магнитовских». Небогатые люди, имеющие много свободного времени и мало денег - в основном пенсионеры – курсируют по магазинам в поисках наиболее дешевых продуктов, отдавая себе отчет в том, что они не всегда полезные. Просто людям хочется мяса, рыбы или чего-то вкусненького. Остальные наспех покупают в ближайшей «Пятерочке» и по выходным делают закупки в том числе в какой-нибудь «Победе».

Поэтому совершенно напрасно говорят, что нищемаркеты пользуются популярностью у бедных. На парковках у этих магазинов можно увидеть дорогие машины покупателей. Другое дело, что они более взыскательны к выбору товаров и не всегда подкатывают к кассе с полными тележками. С одной стороны, это могло бы выглядеть как еще один аргумент в пользу утверждения об обнищании населения. дескать, машина куплена в лучшие времена, а сейчас, как и многие вынуждены закупать еду в нищемаркетах. Но, с другой стороны, таких магазинов много в Европе и США и там тоже контингент покупателей разный. Хотя, надо признать, аргумент так себе.

Это можно есть?

Пожалуй, самым главным отличием между монополистами и растущими нищемаркетами является разность ассортимента товаров. У первых - привычная многим продукция по примерно одинаковым ценам. У вторых такой продукции мало и она стоит часто также, ассортимент в целом «беднее» и его основную часть составляют товары неизвестных производителей по привлекательно низким ценам. И вот тут начинается лотерея. У одних производителей товар вполне приличный, у других – так себе и даже откровенный фальсификат. На самом видном месте лежит «молочка» с заменителем молочных жиров, напичканная соевым белком колбасная продукция и нашприцованная для веса водой мясная заморозка. Благо, что сейчас заставляют все маркировать и писать состав. В «Магните» и «пятерочке» такая продукция тоже есть, но намного меньше.

И все же было бы неверным полагать, что в нищемаркетах сплошь все фальсификат, просрочка, некондиция и низкого качества. К просрочке и фальсификату контролирующие органы подходят с тем же рвением или лояльностью, что и в прочих супермаркетах. По поводу качества все также неоднозначно. Магазины этого сегмента неплохо работают с производителями вполне приличной, но малоизвестной продукции, устанавливая низкие наценки либо когда срок годности подходит к концу, легко сбывают ее со скидками.

Часто встречается, что известные бренды делают специальные партии «для экономных» для продажи в нищемаркетах, т.е. упаковка остается прежней и узнаваемой, а вот содержимое иное, более дешевое. Если кто-то этим и занимается, то сильно рискует быть уличенным в фальсификации и потерять потребителя во всех сетях сбыта.

Население осваивает ассортимент нищемаркетов методом проб и ошибок. Покупают понемногу, пробуют и затем передают по «сарафанному радио» что можно брать, а что нет. Для более продвинутых появились видеоблогеры, снимающие ролики о своей дегустации покупок из нищемаркетов. За свою экспертную оценку они просят их проспонсировать, чтобы они купили новые продукты для тестирования.

Вектор прогресса

Сопоставляя тенденции догоняющего капитализма в России с происходящими на Западе процессами, можно сказать, что в самом факте нищемаркетов ничего экстраординарного нет. Зато, думаем, многие заметили, что стало меньше жутких сцен драки стариков за выброшенную их супермаркетов просрочку. Но это вовсе не значит, что уровень жизни населения кардинально вырос. Скорее, наоборот.

Вряд ли контролирующие органы будут кошмарить нищемаркеты больше других супермаркетов, поскольку они выполняют некоторую социальную функцию – обеспечивают пусть и низкокачественной, но все же разнообразной едой и предметами быта.

Правда, у всего этого есть и обратная сторона. Недостаток здоровой, сбалансированной пищи губительным образом сказывается на здоровье людей. Не потому ли приобрели характер эпидемии онкологические, сердечно-сосудистые заболевания, ожирение и сахарный диабет?

Развитие электронной торговли подрывает экономику торговых центров, но не продуктовых супермаркетов, которые их все больше осваивают. «Победа» и «Светофор» с окраин постепенно перебираются ближе к центру крупных городов, не изменяя своей стратегии экономии на аренде, оборудовании и персонале. Они более уступчивы и гибки в отношениях с поставщиками.

Уже сейчас по агрессивной ТВ-рекламе заметен рост конкуренции нищемаркетов с основными торговыми сетями. Далее ситуация будет развиваться в двух уже обозначенных направлениях. С одной стороны Х5 мимикрирует под «Светофор» со своим «Чижиком», с другой «Победа» стремится стать более респектабельной как «Магнит». Вполне допустима покупка и слияние бизнеса с целью его расширения или же ликвидации конкурента. Есть и другая, мало кем замеченная тенденция: население кроме нищемаркетов снова мало-помалу переориентируется на рынки, которые сейчас в основном все в помещениях и облагорожены. Там много местной и по приемлемым ценам продукции. Кто-то это сочтет за регресс, а не прогресс. Возможно, это и так. И все же хочется, чтобы уровень жизни населения реально вырос настолько, чтобы люди не ходили по похожим на склад магазинам в поисках экономии в самом необходимом.
версия для печати

Ракурс


Культура и наука


Ракурс


Сетевое издание «Саратовские областные новости». Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-75741, выдано 08 мая 2019 года Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель - ООО "Полиграф"
Юридический адрес: г. Саратов, ул. Тараса Шевченко, д. 2А.
Контактный телефон: 8 (8452) 23-43-88.
Адрес электронной почты: saroblnews@gmail.com
Главный редактор: Шмырев Михаил Викторович