Выход России из Болонской системы всех проблем не решит - Саратов Сегодня
18+ 27 Июня 2022, Понедельник, 11:54
Доврались, наконец, до правды
Леонид Шебаршин
Политика Общество Интервью Культура и наука Слухи Прохиндиада Выборы Прямая речь Ракурс Он-лайн Фото Видео Архив

Выход России из Болонской системы всех проблем не решит

Выход России из Болонской системы всех проблем не решит - Саратов Сегодня27/05/2022 10:43 Стремительность развития событий, связанных с отменой Болонской системы в высшем образовании России фактически не оставляет сомнений в том, что это произойдет. И хотя некоторые эксперты полагают, что этот процесс отсрочат, забуксует из-за противодействия неких влиятельных людей в своекорыстных интересах, сомневаться в скором переходе на тотальный специалитет не приходится. Те самые влиятельные персоны отправляют своих отпрысков учиться в те российские вузы, диплом которых ценится не только в России или же сразу отправляют их туда, где Болонская система была, есть и будет.

Началось все с того, что сначала глава Совбеза Николай Патрушев, а затем Сергей Степашин и министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков на этой неделе заявили, что Россия готова отказаться от Болонской образовательной системы и создать свою. Ну как свою – вернуться к прежней советской. Как в случае с пионерией. Такое вот импортозамещение. А в соцсетях тут же появились спекуляции по поводу того, что реформа следом коснется и школы и вообще ЕГЭ отменят.

- К Болонской системе надо относиться как к прожитому этапу. Будущее за нашей собственной уникальной системой образования, в основе которой должны лежать интересы национальной экономики и максимальное пространство возможностей для каждого студента, - пространно заявил Фальков.

Следом отказ от Болонской системы поддержали дружно все фракции Госдумы, одобрительно высказались в Сенате. И хотя еще предстоят обсуждения предлагаемой реформы, нет сомнений, что «болонье» в России вынесен приговор, дело за малым – за формальностями.
Тут же Болонскую систему все начали также в едином порыве и с упоением полоскать и хаять, как 20 лет назад воспевали ее преимущества и клеймили противившуюся нововведениям вузовскую профессуру ретроградами. Сейчас эта самая профессура с грустью наблюдает за происходящим и боится, как бы в очередной раз с водой не выплеснули ребенка. А оно обязательно так и произойдет. С подачи чиновников от образования все же думают, что главная проблема образования – это не чиновники и их реформы, а Болонская система.

Что такое эта система? То, что сегодня называют Болонской системой, или Болонским процессом, появилось не так давно: министры образования 29 европейских стран подписали в 1999 году в стенах Болонского университета в Италии декларацию «Зона европейского высшего образования». Документ фактически стал этапом глобализации в высшем образовании, попыткой создать единый протокол высшего образования, унифицирующий стандарты обучения в университетах разных государств. Для Евросоюза это было логичным шагом на пути дальнейшей внутренней интеграции входящих в него государств, когда возникла потребность в мобильных и универсальных специалистах, которые уже не были локализованы в своей стране и могли учиться и строить карьеру в любой стране ЕС.

Изначально Болонский процесс предполагал, что к 2010 году в Европе появится единое пространство высшего образования. Это должно было быть достигнуто за счёт введения единообразных систем школьного (12 классов) и высшего (бакалавриат, магистратура, докторантура) образования. Степень бакалавра, конечно, подтверждает наличие профильных знаний, но считается, что для успешного трудоустройства лучше пройти обучение в магистратуре. Ну а те, кто решил заняться наукой, идут дальше, в докторантуру. Болонская система позволяет сравнивать университеты по единой системе, фактически стирая разницу между обучением в разных странах, поскольку везде унифицированные подходы, программы и критерии. После бакалавриата в Польше можно поступить в магистратуру во Франции. Примерно так это работает. Мобильности образования способствуют ряд программ, позволяющим наиболее успешным и талантливым получить стипендию для обучения, в том числе за границей. Сегодня к Болонскому процессу присоединилось 48 стран, т.е. система шагнула за пределы ЕС. К нему присоединились в США, Канаде, Австралии, Бразилии, Китае, Японии.

Наша страна присоединилась к Болонскому процессу в сентябре 2003 года. К тому времени в России существовала частично сохранившаяся система советского высшего образования, основанная на специалитете. Он и сейчас сохраняется в медицинских и технических вузах. В итоге Болонская система была введена в вузах, а в школе сохранили одиннадцатилетку.

Так что Россия теряет и что приобретает после отказа от Болонского процесса? Начнем с того, что образование – это сфера, в которой высокая конкуренция между вузами и европейцы российские с распростертыми объятиями не ждали. За 19 лет полноценной интеграции России в Болонский процесс так и не произошло – не давали и у нас не слишком старались. Кроме этой есть еще и конкуренция специалистов на рынке труда, российским специалистам на Западе рады только в особых случаях, а так везде свои проблемы с занятостью населения.

С одной стороны, студенты ездили по обмену в европейские университеты, могли поступать в европейские магистратуры с дипломами бакалавров, но опять же далеко не всех российских вузов. С другой - к нам почти никто из участников «болоньи» за образованием не ехал. И на то были свои причины. Вхождение в Болонский процесс сломало некогда стройную и эффективную систему советского образования. По сравнению с ним, в бакалавриате стало недостаточно теоретического обучения и практики, магистратура чаще напоминала повторение пройденного и необходимость для поступления в аспирантуру, т.к. со временем подстроились под то, чтобы относится к бакалавриату как к полноценному высшему образованию и втиснуть туда в сокращенном варианте все необходимое.

Российский специалитет на Западе воспринимают как бакалавриат, не выше. Дипломы бакалавров и магистров подавляющего большинства российских вузов в Европе не котируются. Для устройства на работу, например в медицине, требуют дополнительные сертификаты, выданные университетами Евросоюза. Каких-нибудь одаренных программистов на работу возьмут и без изучения диплома, просто по факту высокого KPI. Таким образом, наша страна ничего не теряет от возврата к специалитету и это вряд ли можно расценивать как попытку удержать специалистов. Кто захочет – уедет, если границы будут открыты.

Вместе с Болонской системой в России появился и ЕГЭ. Как объективный способ проверки знаний, он стал заменой старой системе вступительных экзаменов, которая не отвечала международным стандартам. Впрочем, сама Болонская система напрямую ввода ЕГЭ не требовала. Главное было обеспечить равные права при поступлении в вузы для всех абитуриентов, а инструменты и средства для этого страны могли предлагать сами.

Что касается реформы российского школьного образования, то к 12-летке не перешли ранее, ничего не изменится и сейчас. А по поводу ЕГЭ уже было заявлено, что оно сохранится, т.к. не является частью Болонского образовательного процесса и имеет к нему довольно косвенное отношение. С годами механизм сдачи ЕГЭ отработан и доказана его польза как возможности поступать в престижные вузы талантливым выпускникам школ из глубинки. Что же касается стобальников, преимущественно с южных республик, которые не в состоянии написать без ошибок заявление на поступление, так это проблема всепроникающей коррупции, а не ЕГЭ. Коррупция была еще больше, когда покупали высокие оценки на вступительных экзаменах в вузы.

Призывавший еще в марте выйти из Болонского образовательного процесса Сергей Степашин сказал главное: за прошедшие 19 лет в России утратили качество образования, унаследованное после Советского Союза. И это главная причина неконкурентности российского образования. Нежелание признавать наши дипломы – это уже вторично. Российско-советскую систему высшего образования погубило не только заимствование Болонской системы, но отношение к нему власти и бездумные реформы.

С высоты министерских и думских кресел этого не понять, но вышеупомянутая грусть основана на том, что вместо отпусков и научной работы они в очередной раз будут переделывать учебные программы под специалитет к 1 сентября. Нагрузки станет больше, но на зарплате это не отразиться. По самой Болонской системе сильно сожалеть не станут.

Заниматься наукой становится все больше невыгодно и непрестижно. Об этом свидетельствует сокращение числа защит диссертаций, чему еще больше способствует минобр в стремлении повысить ценность ученых степеней и званий. На самом деле их девальвировала не только доступность и продажа диссертаций и ученых регалий в расплодившихся диссоветах – сейчас в большей мере это все в прошлом, а низкие зарплаты ППС и превращение преподавателей-ученых в офисных клерков, постоянно занятых отчетами, журналами и переделкой учебных программ и стандартов.

Высшее образование у нас по-прежнему недостаточно финансируется и переход к специалитету на этом никак не скажется. Растет дифференциация доходов ППС и административного персонала. Многочисленные проректоры получают на порядок больше ученых, на которых держатся вузы, и с этим тоже никто ничего делать не собирается.

В решении этих проблем суть возрождения российского образования. А отмена «болоньи» тут, повторимся, второстепенна. В отношении ее отмены многие осторожничают, заявляют о необходимости сохранить все преимущества Болонского процесса, не допускать полной изоляции и непризнания. Однако что будет представлять из себя этот гибрид «болонки» и «совка» - представляют весьма смутно.

Предполагается, что выход из Болонской системы не повлияет на действующие программы обменов, двусторонние соглашения и двойные дипломы – все это могут прекратить только вводимые против нашей страны санкции. Реальность сейчас такова, что вне зависимости от Болонской декларации система признания дипломов базируется а договорах стран друг с другом. Эти договоры не прописывают: бакалавриат, магистратура, специалитет. Если есть диплом о высшем образовании, то он в другой стране, с которой есть соответствующий договор, признается автоматически.

Высказываются опасения о сокращении иностранных студентов. Откуда они в основном у нас? С Азии и Африки. По примеру Саратова большинство учатся в медицинском и техническом университетах, а там специалитет, что никого не смущает, т.к. в приоритете уровень образования, а не принадлежность к «болонье».

Таким образом, Россия с выходом из Болонского процесса практически ничего не теряет, зато появляется возможность возродить прежние результативные советские образовательные практики. Но без изменения отношения к труду вузовских ученых и преподавателей, без кардинального пересмотра финансирования науки и образования все это даст краткосрочный эффект.
версия для печати

Общество


Культура и наука

«ПОДПИСАЛСЯ САМ?! – ПОДПИШИ ТОВАРИЩА!»

Ракурс


Провинциальный телеграф

ПнВтСрЧтПтСбВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Фоторепортажи

Видеорепортажи

Прямая речь

< >
< >
< >
Сетевое издание «Саратовские областные новости». Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-75741, выдано 08 мая 2019 года Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель - ООО "Креатив-С"
Юридический адрес: г. Саратов, ул. Тараса Шевченко, д. 2А.
Контактный телефон: 23-65-01.
Адрес электронной почты: saroblnews@gmail.com
Главный редактор: Шмырев Михаил Викторович